Великое переселение продолжается (28)

Spread the love

Книга первая ЗДЕСЬкнига в магазине ЗДЕСЬ

Полковник выкинул белый флаг. Не в смысле «выбросил», а вовсе наоборот. И теперь маячил за спиной рыжего Аргуса, отдавая себя на милость победителя. Вид имел несколько смущённый, но бравый. Багаж в подъезде не громоздился.

Лабрадор с разгона приветствовал гостей, походя пнул хозяйку. Елена Ивановна плюхнулась на стул в прихожей, ойкнула, подпрыгнула и резво рванула на кухню.

Схватила подмышку обмякшую Алису, которая мирно почивала, забросила в Танину комнату. Приосанилась и пошла принимать капитуляцию полковника. Никак иначе явление не трактовала.

Дик пригласил друга во владения. Для начала показал святилище — кухню, предварительно забежал вперёд и вылакал воду из миски. Аргус на манёвры не обратил внимания. Вынюхивал стул со следами таинственного зверя, оглядывался в поисках невидимки.

Проскочил через прихожую и, наконец, учуял след. Распластался на полу возле двери в Танину комнату, елозил носом вдоль щели. Дик посчитал свою миссию выполненной, зевнул и потрусил на мамин диван баюкать прерванный сон.

Из окопа выглянула Мусечка.

Разведчик, значит, вернулся. Толку от его похождений — ноль. Никаких белых флагов Мусечке не предъявили, зато попытка невиданной доселе узурпации территории вызвала праведный гнев.

Сначала полковник втёрся в доверие, теперь пригнал дурно пахнущих варваров на исконно Мусечкины земли! Главное, что никого сей возмутительный факт почему-то не тревожил. Остолоп дрых на диване, мама шуршала на кухне, «шпион» оправдывался:

— Лена, ты говорила, что вторую кошку переселили к Тане? Мы и пришли знакомиться, чтобы одна Муся. Аргус кошек вблизи никогда не видел, а здесь вдруг ещё Алиса.

— Говорила, говорила, позвонить можно было?

— Ну...я подумал...

— Подумал? Это хорошо. Есть надежда на дальнейшие перспективы.

— Не ёрничай! Откуда я знал...

— Подожди! Ты почему не на работе?

— Отгул взял. Специально, чтобы Аргус привык. Теперь вон смотри — к двери приклеился, кошку чует, а...Погоди, ты хорошо закрыла?

— Не знаю, сходи проверь.

И полковник проверил. Переступил через рыжего следопыта, повернул ручку, чтобы услышать щелчок замка — и отлетел вместе с дверью внутрь комнаты.

Аргус бросился под диван, откуда яростно шипела раздражённая Алиса, просунул нос, отпрыгнул и с неимоверной быстротой вылетел в коридор. Крутился, фыркал, тёр лапами морду.

Наших бьют! Мусечка сорвала чехлы с орудий, рявкнул спросонья броненосец, набирая скорость, вращались поршни, превращая инерцию в поступательное движение...

Подскочила мама и захлопнула дверь в свою комнату.

Рыжий охотник рухнул в корзину Дика, виновато хлопал глазами. Группа поддержки рвалась изнутри на помощь, правда, кому — кто знает.

Елена Ивановна рассудила, что на сегодня общения вполне достаточно. На следующий раз пусть полковник не тратит время на раздумья, а примитивно предупредит заранее. Отправила гостей восвояси, воинство выпустила на свободу.

Дик пробежал по квартире, не нашёл абсолютно никаких причин для беспокойства, за усердие выпросил сушку. Колечко куклам на смех. Проявил рвение заново, за что мама пригрозила на третий раз выдать дырку от бублика. В полемику не вступал, унёс жалкий трофей на диван.

Мусечка обнаружила сотню поводов для треволнений. Варвар покусился на святое — корзину, о чём никто из домочадцев и помыслить не смел. Что творится на белом свете?

Прошла по следу до Таниной комнаты — вот здесь лежал чужеземец. Кошка брезгливо нюхала осквернённый пол, рыкнула на шмакодявку, загнала назад в убежище, чтобы не путалась под ногами.

Сама разлеглась в корзине на переднем рубеже обороны. Впредь — ни пяди родной земли.

А в это время Нерон дерзнул покинуть Врата. Съеденная пища (да сколько её там было?) бессовестно гнала из укрытия в неизведанный мир. Дорогу к лотку кот помнил, проскользнул чёрной тенью и затих. Занёс было лапу, чтобы по привычке грохнуть крышкой, остервенело закапывая содеянное.

И вздрогнул от собственной смелости, умел бы — перекрестился.

Инстинкт нашёптывал: «Негоже оставлять запах на чужой территории». — кот сделал вид, что не расслышал. Юркнул в портал, затаился.

Ошеломляли звуки. За стеной и буквально над ухом лязгало, грохало, топало. Словно стотысячная армия боевых роботов ползла в наступление. Кот ничего не знал о роботах и не помнил, были они в прошлый раз, нет? Почему его не возвращают назад?

Великое переселение продолжается
Яндекс картинки Pinterest

Пусть бы пришёл исполин. Да-да — пусть! И лёг на коврик возле двери. Больше никто и ничто здесь не связывало кота с прежней жизнью. Человек с ЭТОЙ? Имя им — коварство!

Мысли о «бантиках-рюшечках» гнал из головы. Куда пропала и почему — лучше не знать и не думать об этом, пока своя шкура цела.

Лязг переходил разумные пределы. Когда грохнуло совсем рядом и близко хлопнула дверь, кот понял, что лучшая защита — нападение. И вообще, пока сам себя не полюбишь, никто на заметит. И двинулся на поиски засады.

Наткнулся на диван. Прыгнул. И портал сработал! Оказалось, что место телепортации перенесли, а коту не сообщили. Подушка пахла Человеком! И это значило, что Нерон вернулся домой. Подлез под покрывало, которым укрыли постель, свернулся калачиком на своём законном гнездовище.

Глупый, глупый кот. Милости от природы выжидал, не смея выхватить цепкими лапами.

...Таня с Андреем зашли в квартиру мамы, не поднимаясь к себе. Красота! Никакой беготни между домами, всего-навсего два этажа вверх или вниз. В чашке чай остыть не успеет.

Мусечка притаилась за бруствером корзины, Елена Ивановна надевала вещи для прогулки. Дочь не поняла:

— Мама, ты куда? Вечером я выхожу с Диком.

— Ничего, посиди дома, отдохни, приляг на диван. Ужин я приготовила.

— Мама? Я беременная, не больная! Какой диван? Прогулки на свежем воздухе! А что здесь делает Алиса?

Елена Ивановна вкратце поведала о розыске Нерона и визите полковника. Предала огласке происки Дика, на которого никакой управы нет. Собака хитрая, избалованная, спит на диване...

— Мама, что я слышу? На диване спит?

Елена Ивановна осеклась и нашла срочное дело на кухне. И Таня с Андреем повели бессовестную собаку гулять.

А в парке пестрел разводами жёлтый гобелен. Под ногами сквозь яркий узор проглядывал асфальт серой основой. Листья поджидали очередного прохожего, шуршали, отступали с дороги, а затем бежали вслед, кувыркаясь и подпрыгивая.

Холодное солнце не жалело позолоты, стекая с верхушек деревьев. Берёзы сыпали желающим полные пригоршни монеток, по синей кромке неба кружили разлапистые листья клёна, упивались полётом, не думая, что нет пути назад. Островерхие ёлки стояли обособленно, кучкой, брезгливо смахивали золотинки фольги.

Во всеобщей осенней вакханалии ели не участвовали, словно суровые гувернантки смотрели поверх голов беспечных воспитанников. И видели перспективу, где скрюченные ветки тянулись по серому горизонту.

А наяву Андрей подбрасывал вверх охапки листьев. Шоколадный болид взвивался в прыжке, щёлкал пастью, ловил бедолаг, которые зазевались, и бросал трофей к ногам хозяина. Таня хохотала на скамейке, чтобы подальше от кульбитов.

Компания ввалилась домой прямо к ужину.

На сытый желудок потянуло Таню в родную комнату, чтобы никуда не тащиться...а тащиться и некуда! Два этажа вверх и даже на лифте. Буквально страна чудес, куда чуть не забыли прихватить кошку Алису.

Явились! Нерон вжался в подушку Человека в засаде под покрывалом. Имя вспомнили! Запели на два голоса. А кот прямо бежит, спотыкается.

Откуда здесь «юбки-бантики»? Вернулась? Целая и невредимая? Стоп. Зачем её притащили в дом кота? Хотя нет, здесь она была первой. Где здесь?

Нерон запутался. Вот подушка Человека, куда его перенесла волшебная сила. Значит, кот у себя дома. Где-то крылась закавыка. Мир всё-таки перевернулся, что Нерон и предвидел. Словно дом с диваном вынули из привычного пространства и вложили в иное, наподобие полых кубиков. Один в другой, один в другой.

Он лежал под привычным зеленым небом Стэнхоупа и обдумывал это предположение. Оно казалось маловероятным. Разве дубы-гиганты не перекочевывали по-прежнему каждый год на юг? Разве исполинское красное солнце не плыло по небу в сопровождении темного спутника? Разве у тройных лун не появлялись каждый месяц новые кометы в новолуние? Марвина успокоили эти привычные зрелища. Все казалось таким же, как всегда. И потому охотно и благосклонно Марвин принял свой мир за чистую монету.

(Роберт Шекли, «Обмен разумов»)

Главным оставался вопрос — кто такая «бантики-юбки»? Причина она или следствие?

Алису высокие материи не волновали. Мир огромен, это прекрасно, пищи везде хватает, если отвадить конкурентов. Хозяйкой мурлыкала на кухонном стуле, не подозревая, что великое переселение продолжается.

Продолжение ЗДЕСЬ

Источник — мой канал на Яндекс Дзен.

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 23.11.2021 — 15:12

Один комментарий

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.