Вадим Петрович (17)

Spread the love

Книга первая ЗДЕСЬ

В субботу мама собралась на дачу. Дочери сообщила мимоходом, типа — обычное дело. Дика с утра прогуляет, а дальше уедет до вечера. Таня на уловку не повелась, «Прижала» родительницу и слово за слово истину выудила.

Оказывается, у Вадима Петровича есть дача. Мама на этом попыталась закончить и улизнула на кухню. Собаку пора кормить и вообще дел невпроворот.

Насчёт «кормить» Дик был полностью согласен, вертелся под ногами, пока не пнул Таню упитанным задом, уронив на стул.

— Троглодит, сядь, наконец! Оголодал, смотри на него! Ждать!

— Не кричи на собаку! Здоровое животное с хорошим аппетитом — счастье для хозяина!

— Мама, не увиливай! Кто такой Вадим Петрович и почему вокруг тебя крутится? Он женатый, разведённый, вдовец? Я должна знать? Голову заморочит, а ты и уши развесила.

Мама вертелась, словно уж на сковородке. Таня уцепилась за ниточку (дача) и потихоньку разматывала клубок. Нанизывали петли на спицы, создавая цельное полотно, а нить не шла, перекручивалась. Мама напоминала котёнка, который обхватил клубок всеми четырьмя лапами, играет и мешает вязать.

Тем не менее, узор потихоньку получался. Вадим Петрович с рыжим Аргусом оказался весьма интересной личностью. Разведён, единственный сын жил за границей. И это ещё не всё — настоящий полковник!

В отставке, с военной пенсией, работал завхозом в какой-то конторе. Внешность соответствовала статусу — стройный, подтянутый с благородной сединой.

Внешность Таня наблюдала неоднократно на площадке, личной жизнью не интересовалась, естественно. Да и вообще не разговаривала.

— Мама, ты ещё и замуж выйдешь? — мама замялась и срочно нашла пятна на плите.

— Меня просто пригласили на дачу, глянуть женским глазом.

— Просто пригласили на дачу — ой ли? Я так за тебя рада! Хватай, не пущай и пусть всё сбудется! Наконец-то!

Родительница оставила в покое плиту и задумалась. Таня чмокнула её в щёку, а Дика — в шоколадный нос. Господи, дай здоровья и счастья людям, которые вручили ей собаку! Ангелы или простые смертные — не важно. Мир их дому.

Вадим Петрович
Яндекс картинки Pinterest

Человек не создан для одиночества. Дети — это другое, следующий пласт жизни со своей установкой. Иные взгляды, непонятные рассуждения. Самое главное, что им всё время некогда. Природе не до сантиментов, цель её — размножение, продолжение рода.

Старики свою миссию выполнили, природа в них больше не нуждается. Разве что, внуков понянькать, пока маленькие. Сесть и поговорить, послушать в сотый раз нравоучения или какую-нибудь ерунду — откуда время взять? Оно и так бежит, не оглядывается. И несутся взрослые дети за ним, и не смотрят назад. Что поделать — природа.

Таня шла домой к Андрею и вспоминала, когда последний раз с мамой по душам разговаривала. В детстве, когда ещё. Дальше всё сама, родители ничего не понимают, лишний раз лучше не тревожить.

А спросить, что мама сегодня делала, выслушать очередную чепуху, которая и составляет её жизнь? Некогда, разумеется.

Нам вперёд, вон по той дороге, над которой сияет полуденное солнце. А за поворотом — закат, а за ним — тьма. Не звёзд полна — страшная, чёрная, необъяснимая. Первозданная вечность. Нам туда не надо и думать мы о ней не хотим.

Люди должны стариться вдвоём, с общими мыслями и воспоминаниями. Чтобы никто не торопился, мелочи превращались в события, которые было, с кем обсудить. И когда ночью не спится, было, кому рассказать, что птицы прихорашиваются и разминают голоса перед рассветом.

Таня неслась домой и размышляла — сказать Андрею про маму, не сказать? От новостей распирало, а вдруг сглазит? Благоразумно решила молчать и не торопить события. Открыла дверь и брякнула с порога:

— Мама едет на дачу с Вадимом Петровичем! И представляешь, он — настоящий полковник в отставке! Разведённый! С пенсией и ещё работает!

— Представляю. А ты разве не знала?

— Здрасссьте! Откуда? Мама молчала, как рыба об лёд, еле расколола! Стоп. А тебе откуда известно?

— Я, вообще-то, разговаривать умею. В лес ездили вместе, по вечерам гуляли сколько раз. Естественно и нормально спросить и выслушать. Тем более, что люди вообще любят говорить о себе.

— Ну ты жук!

И Таня узнала, что Вадим Петрович работает, но чувствует себя не в своей тарелке. Настоящий полковник привык, чтобы перед ним тянулись, «ели глазами», приказы выполняли рысью. А на гражданке — разброд и шатания.

Техник в лаборатории, сопляк, жизни не нюхал, а смеет огрызаться. Вадим Петрович гаркнул по привычке:

— Ну-ка, возьми коробку, отнеси на склад!

Солдата уже бы и след простыл вместе с коробкой, а тщедушный юнец (почему не в армии?), буркнул, не оборачиваясь, что таскание тяжестей не относится к его работе.

Полковник обомлел. Наряд вне очереди! Три сразу! Сортиры выдраит, по другому запоёт! Оглянулся и сник от своей беспомощности.

Подал рапорт начальнику лаборатории, написал о вопиющем нарушении субординации. Полковнику вежливо растолковали, что здесь он — никто. Заведующий складом, а не командир дивизии. И никакой техник или другой сотрудник вовсе не обязаны таскать коробки. Разве что, в качестве уважения к старости.

Старости? С тех пор Вадим Петрович замкнулся. Молча выполнял свою работу, возвращался домой в пустую квартиру, которая досталась от родителей. В двух комнатах вольготно расположилось одиночество, бродило по пятам, будоражило воспоминаниями.

Из рамок улыбались молодые и счастливые родители, не подозревая о сложностях сына.

Старость необходимо встречать вдвоём, чтобы держаться друг за друга в стремительно меняющемся мире. А где взять эту вторую половинку? Порядочные женщины все замужем, вдовы полковнику не встречались.

А те, что к порядочным не относятся, вовсе не нужны. И молодые вертихвостки не станут опорой на склоне лет. Нет, сначала, конечно, с ними жизнь превращается в праздник. Хочется верить, что навсегда, но — увы, многочисленные примеры вызывают опасения.

Хотя, вертихвостка в наличии присутствовала, не отходя от кассы — прямо в лаборатории. Глазки строила, юбками вертела, домашними пирожками угощала.

Полковник еле устоял, но здравый смысл победил.

А ещё была дача, тоже от родителей. Что с ней делать, Вадим Петрович не знал. Пригласил пару раз друзей на шашлыки, да и всё. Продавать жалко, каждая вещь берегла следы отцовских рук. В сарае до сих пор хранились инструменты, токарный станок и странно, что не растащили. Нет, продавать сын не решался.

Однажды заехал глубокой осенью глянуть напоследок, запереть, проверить. И нашёл на крыльце тощего рыжего щенка. Оглянулся было в поисках мамаши, вовремя спохватился — зачем? Такая же голодная и худая, если и жива. Нужен ей тот щенок на зиму глядя?

И полковнику собачонок ни с какой стороны не сдался. Бросать на произвол судьбы живое существо совесть не позволила и забрал Вадим Петрович несчастье с целью пристроить в добрые руки.

Кое-как искупал, вытер, опустил на пол. Щенок отряхнулся фонтаном брызг и создал на ковре первую лужу. Затем вымел из миски дары холодильника, сделал пару шагов, брякнулся и завалился на бок. Полковник засуетился — отравил? Вроде, нормальную еду положил, макароны, суп, колбасу.

Собачонок лежал неподвижно, вытянув лапы. Живот выпирал горой и мерно вздымался в такт дыханию. Значит, живой. Благодетель пригляделся и дотумкал, что перекормленное животное просто спит без задних ног.

Сочинил объявление о пристройстве в самые добрые руки, почитал, чем кормят щенков, ужаснулся, прикинул, что разносолы 5-6 раз в день выдавать не в состоянии. Работа — не волк, в лес не убегала, но требовала ежедневного присутствия собственной персоной.

Количество луж и кучек не поддавалось счёту, погрызенные тапки полетели в мусорку, ножки стульев держались.

Оказалось, что у щенков чешутся зубы и вообще ребёнку нужны игрушки. Собаке. Игрушки. Ладно, купил, какие продавщица посоветовала. Кутёнок обрадовался.

За две недели не объявилось ни одних добрых рук. Полковник по-своему привязался к щенку. Одиночество затаилось. Не рисковало встречать человека, потому что каждый вечер к дверям с визгом и лаем бежала собака.

Вадим Петрович назвал её Аргусом. Его. В породах не разбирался, но знающие люди утверждали, что где-то рядом повалялся сеттер.

К тому времени познакомились с компанией на собачьей площадке, а весной появился смысл ездить на дачу. Полковник отодрал заколоченные ставни, распахнул дверь, выветривая запах сырости, протопил печь.

Аргус носился на просторе, обследовал территорию и ничего не помнил о своём прошлом.

И полковник о своём не помнил. Не хотел вспоминать. Потому, что человек не живёт без любви. Существует в виде изделия природы. Человек должен о ком-то заботиться и чтобы встречали и радовались. Любили просто так, ни за что. Лучше собак этого никто не умеет на огромной планете Земля.

Вадим Петрович
Яндекс картинки wallbox.ru

И прошло лето, захлюпала дождями осень, а затем опять наступила зима. На площадке появились новички — шоколадный лабрадор с девушкой Таней. Аргус подружился с добродушным увальнем, а вместо девушки Тани однажды пришла женщина.

Вернее, не пришла, притащилась за Александром Ивановичем с белой Найдой. Даже не так — сначала прибежал Дик, развернулся и привёл остальных.

Женщина пыхтела из последних сил, шапка съехала, волосы выбились, лицо раскраснелось. Лабрадора вёл Александр Иванович.

Наглые псины слегка поваляли новенькую в знак признательности, пробежались по спине и помчались по неотложным делам. Бестолковая хозяйка явно была не в своей тарелке.

Полковник удивился — зачем доверять мощную псину некомпетентному человеку? И куда делась девушка Таня? Затем догадался — Новый год на носу, пляшет на корпоративе. И правда, женщина оказалась мамой. Домой её провожали компанией, лабрадора не доверили.

А Танина мама стала появляться на площадке. Сначала вместе с дочерью, и всё чаще по утрам приходила сама. Смешная, упрямая, восторженная. Полковник наблюдал. Нет-нет, безо всякого интереса, просто так, чем-то приходилось заниматься, пока собаки бесились. И разговаривать, разумеется.

Наповал сразили пирожки. Ничего удивительного, пирожки сразили всё мужское население площадки. Мама превратилась в завсегдатая и любимицу компании.

Повадились её провожать, а поскольку Вадим Петрович жил в том же доме, почётную миссию постепенно доверили ему. Настоящему полковнику.

И вот сейчас Вадим Петрович вёз Танину маму на дачу.

А сама Таня бессовестно дрыхла в честь выходного дня. Часам к двенадцати Андрей еле растолкал соню. Завтрак принёс в постель — кофе и свежие круассаны, за которыми сбегал с утра.

Идею съездить в лес отмели — поздно, прогулять в парке — а что там изменилось со вчерашнего вечера? И решили ещё раз осмотреть новую квартиру, пока цементной пылью всё вокруг не засыпали. Побродить вдвоём, прикинуть, представить картинку родового гнезда.

И Дика взять — почему нет?

Сначала поднялись на третий этаж. Таня скрежетала ключом в двери и что-то в мире происходило не так. Покрутила головой — лестница, площадка.

Толкнула дверь, Мусечка сидела на пороге кухни. Подошла, потёрлась об ноги. И больше никого в квартире не было.

Продолжение ЗДЕСЬ

Источник — мой канал на Яндекс Дзен

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 26.07.2021 — 17:31

Один комментарий

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.