Джозеф, тряпичная собака

Spread the love

Игрушка мечты лежала на газете. Одна-единственная, потому что больше женщина ничего не продавала. Расположилась в задних рядах торговцев, рядом с газоном, куда я дошла случайно.

Шли «благословенные» 90-е. Вокруг остановки троллейбуса люди разложили на асфальте нехитрое добро. Выживали, кто во что горазд.

Я возвращалась с работы. Пока ждала транспорт, бродила среди продавцов, разглядывала товар от нечего делать. Денег на покупки всё равно не было. Кооператив испускал последний дух и зарплату не дали в очередной раз.

Джозефа заметила не сразу.

Подошла поближе и ахнула — вот он, подарок для дочери! Тряпичная малиновая собака с висячими ушами распласталась у ног пожилой женщины.

Толстые лапы расползлись в стороны, плотное тельце заканчивалось смешным хвостиком. И всё это великолепие из яркого сатина раскрасили чёрными пятнами. У Джозефа были даже нарисованные коготки!

Я подняла собаку, прижала к себе, заглянула в блестящие глаза. Потом спохватилась, спросила цену.

Джозеф, тряпичная собака
Приблизительно вот таким был Джозеф. Только весь малиновый с чёрными пятнами. Яндекс картинки megatoys24.ru

Приближался день рождения младшей дочери. Пустые полки магазинов ничем не радовали. Одинокие привозные игрушки пугали космическими ценниками.

Подарок для дочери был — я сшила разноцветную жилетку на синтепоне. Шик по тем временам. Но, ребёнок всё равно ждёт игрушку.

Джозеф стоил безумно дорого. Не вообще, а для нашей семьи. В эту сумму помещались 10 батонов хлеба или неделя поездок на троллейбусе. Бог с ними, хлебом или троллейбусом, но таких денег у меня всё равно не было. Вместо зарплаты кормили обещаниями.

Малиновая собака с висячими ушами осталась лежать на газете.

Женщина утешила, что не последняя — их шьют для продажи. Джозеф смотрел на меня снизу вверх. Больше никто игрушкой не интересовался.

На следующий день зарплату, которую давным давно полагалось выплатить, опять не дали. Я попыталась выпросить хотя бы часть — бесполезно.

Торопилась взглянуть на свою собаку до работы и после. Джозеф лежал на газете. На том же самом месте возле газона. Попросить оставить одну игрушку для меня — постеснялась. Людям тоже надо было на что-то жить.

День рождения приближался. Богатых друзей, чтобы одолжить, у меня не водилось.

Я перестала подходить к женщине. Зачем? Только зря голову морочила.

Смотрела издалека. Пропускала троллейбус за троллейбусом и однажды увидела, как мою собаку покупали. Мужчина с мальчиком. Чужой ребёнок обнял игрушку, женщина собрала газету и раскладной стул.

Больше я в ту сторону голову не поворачивала.

Кооператив дышал на ладан. Вопросы о зарплате вызывали у начальства раздражение. На моей шее сидели две дочери и мама. На что жили — сейчас не представляю.

Прошло недели две. За это время я приспособилась уезжать домой с другой остановки, просто ходила чуть дальше. Там не было Джозефа.

Подумывала сама сшить игрушку, но где взять выкройку? И опять же — деньги на материалы.

До дня рождения оставалось четыре дня.

И вдруг прошёл слух, что другому цеху вчера дали зарплату. Мы занервничали. В обед торжественно распахнулась дверь бухгалтерии. Более пронырливые оказались впереди, я топталась в конце галдящей очереди.

Денег хватило всем. С драгоценными бумажками я мчалась на остановку, еле досидев до конца смены.

Женщины на прежнем месте не оказалось. Ну что же, этого следовало ожидать. На что надеялась? Прошлась несколько раз вдоль немногочисленных торговцев. Поплелась к троллейбусу.

По дороге сообразила — люди, наверняка, друг друга знают. А если спросить? Один, второй и вот уже мне махнули рукой — там ищите.

Пробежала вдоль газона, повернула за кусты — вот он, Джозеф! Игрушка мечты лежала на газете, растопырив мягкие лапы. Малиновая собака с чёрными пятнами.

А потом мы ехали в троллейбусе и смотрели в окно.

До дня рождения я не дотерпела. В ту же ночь Джозеф спал у дочки на подушке.

Дальше жизнь наладилась, мы завели кошек и настоящего Бетховена — сенбернара Сэнди. Потом была Ника, тоже сенбернар, овчарка Тигра и вот сейчас — Кейси.

Тряпичная собака прожила много лет. Сатин со временем полинял, а чёрные пятна, которые нарисовали тушью, почти не пострадали от стирок.

Я до сих пор с благодарностью вспоминаю тех, кто придумал в нелёгкое время шить игрушки. И женщину, которая изо дня в день раскладывала газету возле газона, и продавала одну-единственную тряпичную собаку. Нашего Джозефа.

Источник — мой канал на Яндекс Дзен.

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 24.07.2020 — 19:16

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.