Добрые дела наказуемы (часть 13)

Spread the love

Начало истории ЗДЕСЬ

Квадратная тётка восседала на кухне. Воительница с ковром наперевес, которая кричала про намордник. Мама водила чашкой по столу и выглядела несколько растерянной. Глянула на дочь.

Таня взвилась. Тётка что, явилась и здесь права качать? Квартиру вычислила, полицию вызвала? Не успокоилась? Ну, борец за права человека, погоди!

— Таня, иди гуляй с Диком, потом поговорим! —

Кстати, Дик. Лабрадор вертелся вокруг, радовался жизни, молотил хвостом и явно не чувствовал себя виновным. Даже в комнате собаку не заперли, чтобы не пугать незваную гостью. Что всё это значило?

Прогулку тётка подпортила. Мама, конечно, не девочка, постоит за себя и за Дика, но войны не хотелось. Откуда взялась бдительная соседка? Впрочем, и остальных Таня не замечала. Работа-дом, дверь захлопнула, спряталась. Кому какое дело до чужой жизни?

Накрутила себя, возвращалась взвинченная, готовилась к битве.

Квадратная гостья исчезла. Мама рассеяно мыла плиту, забыв приготовить миску троглодиту.

Наконец, улеглась суета, лабрадор насытился, убрался в корзину. Таня ужинала и слушала. С каждой новой деталью всё меньше верила в происходящее.

Итак — у тётки была кошка. Обожаемое существо, единственное в своём роде, отрада жизни. Дети взрослые, разъехались.

И сподобилась дочь родить. Месяц внучонку, надо бы навестить, потешкаться, гостинцев привезти. Одна беда — кошку с кем оставить? Родственники не возьмут, в приют — страшно представить.

Пошла по соседям договориться, чтобы приглядели, кормили. Три дня всего, мигом — туда и обратно. Понимания не встретила. Отмахивались, своих забот полно, подумаешь — кошка. Поголодает, ничего с ней не станет, да и вообще на улицу можно выпустить.

И вспомнила женщина о коричневой собаке. Если люди завели, значит, любят животных, не бросят на произвол судьбы. Узнала, где живут и вот — пришла.

Таня съехидничала — про намордник не вспоминала? Не боялась, что кобель руку откусит?

— Ладно, мама, в чём проблема? Три дня покормить кошку — да пожалуйста! —

— Не всё так просто, дочь. Что мы знаем об этой женщине? Ничего. Квартира чужая, сделаем доброе дело, а потом окажется, что деньги пропали? Фамильные драгоценности вот здесь лежали? —

— Хм...действительно... Ну её вместе с кошкой! Пусть других дураков поищет! —

— Так в том и проблема, что не нашла. —

— Тем более. Незачем с ней связываться. Нам больше всех надо? —

— Кошку жалко. —

— И что ты предлагаешь? Опись имущества сделать? —

Оказывается, мама придумала план. Кошку взять себе, запереть в комнате. Вряд ли перепуганное животное захочет куда-то выйти. Три дня продержаться можно.

На следующий вечер Дик Таню не встречал. Растянулся на полу, нос уткнул в дверь маминой комнаты. Обернулся, махнул хвостом и продолжил наблюдение. На улицу идти не желал, сопротивлялся, чуть ли не волоком тащили до выхода.

Вернулись — лабрадор забыл про миску, опять «приклеился» носом к двери. Сопел, ёрзал, принюхивался, жаждал познакомиться с невиданным зверем.

Кошка сидела в переноске. Сжалась в комок, шипела, выходить не собиралась.

Мама сказала — красавица. Пушистая, трёхцветная, рыже-бело-чёрная и с зелёными глазищами. Пусть сидит, рано или поздно вылезет. За три дня ничего с ней не случится. Еда рядом, лоток поставила.

Добрые дела наказуемы
Яндекс картинки photosight.ru

Единственная загвоздка — проникнуть в собственную комнату. Сдвинуть бегемота, протиснуться в щель и успеть захлопнуть дверь перед любопытным носом. И выйти в обратном порядке. Мама, вроде, приловчилась.

Наступала ночь. Дик притомился бдить, растянулся вдоль двери. Мама перешагнула, юркнула, заперлась. И дочь отправилась «на боковую».

Потушила свет, с последним зевком выключила ноутбук, натянула одеяло на голову. Сосчитала слонов, на седьмом сморил сон...

Подпрыгнула от грохота двери. Лабрадор таранил деревянную преграду, за которой хрипели, боролись и чертыхались. Взревел, разлаялся, бросился к Тане за поддержкой.

Вместе ворвались в комнату. Мама откинулась на подушку, вокруг громоздилось скомканное бельё. Волосы женщины напоминали гнездо, на щеке красовались четыре красные царапины. Кошки в переноске не было.

Лабрадор заглотнул корм из плошки, вылакал воду, сунул нос под диван. Оттуда рыкнули. Вскочил на постель, крутился, вынюхивал.

Мама с опаской опустила ноги на пол, щёку обработали перекисью, одеяло расправили.

Кошка шипела из укрытия.

Решили ночевать вместе. Пока лабрадор в комнате, зверюга не вылезет.

Оказывается, мама мирно легла спать. Кошка забилась в угол переноски, зыркала зелёными глазищами.

Бедная женщина задремала и вдруг её начали душить. Голову придавили к подушке, что-то тяжеленное навалилось сверху, не давало дышать. Распласталось, забило нос шерстью. Мама попыталась сбросить чудовище, оно зарычало и вцепилось когтями в щёку. Дальше Таня видела.

Что это было? Сообща вспомнили, что у многих кошки спят в постели с хозяевами. Судя по всему, трёхцветная красавица — не исключение.

Остаток ночи прошёл спокойно, если не считать сопящего лабрадора.

Предстояло пережить два дня. Всего-навсего. Квадратную тётку звали Нина Сергеевна.

Беспокоилась, звонила, спрашивала о своей любимице. Ответили, что всё в порядке, обживается. Нет-нет, собака не тронет, кошку заперли в комнате. Да, Мусенька покушала, спит в переноске.

Бой состоялся на следующий день.

Мама, видимо, плохо закрыла дверь, крутилась по кухне. Вдруг в комнате раздался боевой клич хищницы: «Маоооо!» — И визг лабрадора.

Дик забился в корзину, лапами тёр морду. Мусенька прохаживалась на пороге комнаты, распушив хвост до невероятных размеров. Толще себя самой и человеческой руки. Мама швырнула в неё тапкой.

Осмотрела собачью морду, обработала царапины.

Дик стал пробегать мимо маминой комнаты рысью. Переселился к Тане по старой памяти.

Яндекс картинки wallhere.com

Кошка за порог не выходила, свою территорию охраняла. Врага выслеживала из-под дивана. Людей не трогала, в постель не лезла. Корм съедала, лотком пользовалась, спала в переноске.

Однажды сидела на подоконнике, в окно смотрела. Заметила маму, спрыгнула на пол, на полусогнутых шмыгнула в укрытие. В доме царили мир и покой. Почти.

Прошло три дня.

Позвонила Нина Сергеевна. Мама обрадовалась — наконец-то приехала. Телефон поднесла к уху.

— Здравствуйте! Как там моя Мусенька? Всё хорошо? Понимаете...такое дело...дочке тяжело, не справляется. Молодые, что сказать...Нам никто не помогал...Если Мусенька останется у вас ещё немного? —

— Ээээ...ааа...да, конечно, такая милая кошка... —

— Ой, спасибо! Прямо и не знаю, как вас благодарить! —

Воистину, добрые дела наказуемы.

Вечером Таню поставили перед фактом — вооружённое перемирие продолжается.

Продолжение ЗДЕСЬ

Источник — мой канал на Яндекс Дзен.

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 13.01.2021 — 20:22

Один комментарий

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.