«Оставь маму в покое, не до тебя ей!» (18)

Spread the love

Книга первая ЗДЕСЬ

Первым делом Таня ударилась в панику. В пустой квартире сидела одна Мусечка на пороге комнаты. Мама — понятно, покатила на дачу, а куда девался Дик? О нём ничего не говорили.

Заметалась Таня в четырёх стенах, чуть ли не под шкаф на карачках поползла. Правильно, где ещё спрятаться лабрадору?

Андрей поймал суматошную жену, придал вертикально-стоячее положение:

— Что ты бегаешь? Мама с собой на дачу взяла, неужели не ясно?

— Откуда ясно? Нет, мы так не договаривались!

— Позвони, спроси! Главное, панику навести! Или думаешь, что Дик из квартиры убежал, дверь выломал, в окно выпрыгнул?

Именно это сразу и пришло паникёрше в голову. Хорошие мысли первыми никогда не суются, локтями конкурентов не расталкивают. Скромно стоят в сторонке, пока дурные предположения прут вперёд нахрапом.

И лишь потом, когда наглецов осмотрят и отфутболят, на их место пробирается здравый смысл, выстраивая по дороге объяснения событий и выводы.

Позвонить. Действительно, чего проще? Телефон честно старался, гудел и сигналил, будоража невидимые сферы. Ретрансляторы тряслись по всей округе, а путешественники оглохли, не иначе.

Таня уцепила последнюю дурную мысль, потянула на себя, замерла, прислушиваясь. А вдруг Дик выскочил за дверь, пока мама собиралась?

Сама себя опровергла — ну, выскочил и что? Сей секунд помчался на край света? А мама уходила и сослепу не заметила, что собаки нет дома? Ерунда, конечно. А где тогда Дик?

Практичный врач дёрнул «зомби-девицу» за руку:

— Всё, пойдём квартиру смотреть! Не слышат они звонков, в грядках где-нибудь копаются, а Дик по участку носится!

— А если?

— Не каркай!

— Почему мама не предупредила?

— Оставь маму в покое, не до тебя ей! Пошли!

Таня угрюмо бродила по новой квартире. Андрей что-то говорил, планировал, вычерчивал, мерил рулеткой и шагами. Сомнамбула очнулась на слове «кроватка». Какая кроватка? Ах, да, назвался груздем...лезть в кузов не хотелось.

Жуть, как пугала перспектива ходить с пузом. Произошёл бы человек от динозавров, размножался бы яйцами. Раз — и вылупился ребёнок. Хватай готового, тетешкай, в пелёнки заворачивай. Ящерицу с хвостиком.

Так нет, люди получились из млекопитающих, маленьких зверюшек размером с мышку. Живородящих. Десятки миллионов лет прошли, ничего не изменилось, рожают и рожают. Куда смотрит эволюция? Мышки, кошки, слоны и венец творения — человек, всех под одну гребёнку.

Кстати, а где Алиса? Таня столь редко видела мелочь, что и не вспомнила сразу. Дёрнула Андрея, оторвала от рулетки, потащила к двери.

Оставь маму в покое, не до тебя ей
Яндекс картинки besthqwallpapers.com

Мусечка обрадовалась. Крутилась вокруг ног, мяукала, требовала внимания. Таня опять поползла под шкафы и диваны, надрывая горло воплями. Ну, мама, развела зверинец!

Алиса чихнула. Мирно сидела под потолком на карнизе, никого не трогала. Давно усвоила, что к пятнистому монстру лучше не лезть. Пару раз получила взбучку, присмирела. Мусечка взлетела было по шторе вслед за бестолочью, дабы окончательно искоренить зло, и рухнула под собственной тяжестью.

И сейчас прохаживалась внизу, зенки таращила, хвостом дёргала. Алиса блаженствовала вне зоны доступа, поглядывала свысока.

«Гнездо» на карнизе оказалось не по зубам и другому чудищу. Если прятаться под диваном, оно подлезало громадным носом, пыхтело, гоняло пыль из стороны в сторону. Котейка трепетала, словно в аэродинамической трубе.

Большое чудище взбучек не устраивало, но любило водные процедуры. Превращало Алису в мокрую курицу и неимоверных усилий стоило вернуть шкурку в первоначальное состояние.

В общем, Алису нашли, Мусечка присутствовала. Завопил телефон.

— Мама! Наконец-то! Ты где?

— Что значит — где? На даче, я вчера предупредила!

— А Дик?

— Здесь, где ему быть?

— Ты про него ничего не говорила! Мы чуть с ума не сошли, трудно было позвонить?

— Вадим Петрович предложил взять, почему нет? А кому звонить, если ты дрыхнешь до полудня? Спросонья вообще ничего не поняла бы, да и сейчас вижу не слишком соображаешь. Где Дик, где Дик. Отдыхайте, мы вечером вернёмся!

...Мама с утра наскоро Дика прогуляла. Ничего с ним не будет, скоро Таня с Андреем зайдут.

Свинтус крутился вокруг сумок, принюхивался, сопел, отдавливал ноги хозяйки. Бросился к двери на звонок, переключил всю мощь обожания на владельца Агруса. Мама прикрикнула. В корзину? Ни за что! Уселся поперёк выхода, мёл хвостом, скашивал глаза на пухлые баулы.

Маме неудобно было попросить взять собаку. Не их машина, не их дача. Вадим Петрович в свою очередь удивился. Само-собой, что Дик поедет, обсуждать нечего.

Рыжий Агрус восседал впереди, свинтус развалился на заднем сиденье, мама притулилась на краешке. Поехали.

Вырулили за город, мама залюбовалась было дорогой и задумалась. Пригласили её на дачу. В качестве кого? Полы помыть, окна отдраить, занавески постирать? Не дамы сердца, в самом деле, смешно сказать.

За таким женихом девицы с закрытыми глазами побегут босиком по камням и медным трубам. Стадом рванут, фату друг у друга сдирая с головы, каблуками туфель отбиваясь.

Мужчина практически в самом соку и при всех мыслимых благах. Не олигарх, но полковники тоже на дороге не валяются.

Хорошо, пусть не девицы, сорокалетних мало? Целое войско пылит. В шеренгу построились, забрала опустили, кони копытами бьют, флаги на ветру трепещут.

Порядочного мужчину найти не менее трудно, чем приличную женщину. Нормальные все женаты, остальные даром не нужны. Мама, например, за всю жизнь подходящего не встретила и вдруг на старости лет полковник нарисовался. На блюдечке с голубой каёмочкой.

Картина маслом — с одной стороны девицы наивные бегут, ногти ломают, в шлейфах свадебных путаются, с другой — опытные амазонки к бою готовятся, копьями поигрывают.

И здесь на самом краю горизонта появляется мама. Пенсионерка с пирожками. У полковника сердце заходится, с глаз пелена спадает и прорубает он мечом дорогу, скачет сквозь горы и долины к ней, единственной.

Кто-то ещё верит в сказки?

Тем временем прибыли на дачу. Собаки вылетели из машины, Аргус помчался показывать свои владения. Дружно скрылись в бурьяне, шуганули на забор полосатую кошку, которая посмела охотиться на их мышей, гавкнули на ворону, облаяли соседского бобика. Жизнь удалась!

Полковник занёс в дом сумки. Мама глянула на поле деятельности и убедилась, что девицам здесь делать нечего. Нога человека если и ступала, то давно и неправда.

Полковник сходу обрёл командный голос. Типа, копать траншею от забора и до обеда. Мама и ухом не повела.

Всю жизнь была сама себе хозяйка, подчиняться не привыкла, учиться не собиралась.

Нашла на кухне чайник, оглядела — вроде, годится. И плита ещё не развалилась. Сунула посуду полковнику, отправила за водой, поскольку кран плевался ржавчиной.

Возле дерева заприметила столик, дала следующее задание — разгрести бурьян, освободить место, чтобы сесть и спокойно позавтракать. А там и до траншеи дело дойдёт, которую копать от забора до обеда.

Вояка дёрнулся, промолчал и двинулся обустраивать быт. Хвостатые оболтусы в момент оценили новое развлечение — выдирать толстенные стебли сорняков. Толкались, тянули зубами, копали лапами землю и вместе с человеком проложили путь к месту приёма пищи.

Оставь маму в покое, не до тебя ей
Бесплатное фото pixabay.com

Мама смахнула со стола вековую пыль, постелила клеёнку, расставила чашки с тарелками. Аргус разлёгся в тени отдыхать, лабрадор оживился, сел по стойке «смирно», ел начальство глазами.

Откушали. Больше здесь ничего не давали, троглодит подождал и с шумом растворился среди зарослей бурьяна.

Мама пошла бродить по участку. Яблоки падали на землю, зрели сливы. Вдоль забора выживали плети малины, заманивали красными ягодами в непроходимые дебри травы. Мама не смела и мечтать о даче, а здесь готовую превратили в джунгли Амазонки. Ууу, полковник!

Послала нерадивого в сарай тряпку искать и ведро заодно. Понятно, что девочкам с ногтями-когтями никоим образом не место в эдакой экзотике. А женщины за сорок почему перспективу проглядели? Сейчас бы тряпками махали за милую душу, телесами крутили, любо-дорого полковнику смотреть.

Мама начала с паутины. Затем отмывала окна, оттирала деревянные стены. Вадим Петрович не успевал таскать вёдра.

Интересно, думала хозяюшка, она-то для кого старается? Кто из амазонок совьет здесь гнёздышко, вырастит детей, соберёт малину? Или всё-таки девица победит?

Ну и ладно, зато — приключения. Дик набегался, дрыхнет на свежем воздухе. Наверное, хватит на сегодня, устала, пора ужинать и домой. А полковник пусть яблок немного наберёт за труды праведные, да и малину не мешало бы.

Белесое небо слегка потемнело под вечер, оживились воробьи, одуревшие от солнца. Над столиком зудели комары, за домом сверчки настраивали скрипки для ночного выступления.

Из недр бурьяна, потягиваясь, выполз троглодит на запах пищи, за дверью сарая мелькала спина полковника.

Мама напрягла голосовые связки, возопила, что поздно, пора домой, хорошенького понемножку. Помнила про малину и яблоки, вскипятила чайник, разложила пирожки под бдительным оком лабрадора. Крикнула ещё раз.

Вадим Петрович выбрался из сарая, посмотрел на небо, оглядел фронт работ на земле:

— А, куда, собственно, торопиться? Сейчас поужинаем, дети ни у кого дома не плачут, давай останемся на завтра?

Продолжение ЗДЕСЬ

Источник — мой канал на Яндекс Дзен.

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 04.08.2021 — 17:36

Один комментарий

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.