«Никто не смеет обижать мою собаку!» (часть 5)

Spread the love

Начало ЗДЕСЬ

Тётка загородила собой дверь подъезда. Ковёр с выбивалкой держала, словно щит и меч. Квадратная фигура больше напоминала хоккейного вратаря, чем отважного воина. Несмотря на испуг, Таня чуть не рассмеялась.

Девушкой она была вежливой, однако наличие собственного кабинета предполагало умение разруливать конфликты и настаивать на своём.

Для начала Таня прощупала оборону:

— Лабрадорам намордник на улице не положен! Вы закон читали?

— Ишь, умная нашлась! Законом тычет! Откусит кобель ребёнку руку, тогда по-другому запоёшь! По судам затаскаю, не отвертишься! Полиция!

Оборона оказалась так себе и Таня перешла в наступление:

— А за угрозы ответите! Хотите полицию? Сейчас вызову, пусть послушают! Стоять на месте, не двигаться, пока наряд не приедет! Номер квартиры?

Воительница выронила щит — ковёр, то бишь. Дик аккуратно понюхал, сел возле хозяйки. Тётка проводила манёвр взглядом:

— Ты это...пройти-то дай! Мне ковёр почистить.

— Пжалста, скатертью дорога!

Спасибо новым друзьям, ещё вчера Таня бросилась бы оправдываться с перепугу. Слово «намордник» слышала, ни о каком законе знать не ведала. Правда, собак на улице не боялась. Впрочем, и внимания на них не обращала.

Следующие дни пролетели быстро. Оказалось, что час прогулки это не много, а очень даже мало. Не успели прийти, поздороваться, побегать вволю — и уже домой пора.

Некоторые оставались подольше и Таня вместе с ними.

Новый мир манил и завораживал. Покидаться снежками, поваляться в сугробе — словно в детстве побывала. И мама опять отчитывала дочку за то, что загулялась, промокла, синяя вся, завтра непременно заболеет.

Бурчала, встряхивала одежду и раскладывала сушиться на батарее. А Таня пила обжигающий чай с малиновым вареньем и мечтала забраться с книгой под одеяло.

Дик повадился спать возле дивана. Растягивался во всю длину, ночью возился, всхрапывал. Корзину ему так и не купили. Зато, своё собственное сиреневое кольцо, которое называлось странным словом «пуллер», сам нёс в зубах из дома и обратно.

В новом мире не существовало «табелей о рангах». Здесь все получались равны — мальчишка-школьник и седовласый пенсионер.

Никого не интересовали успехи, достижения, регалии. Замкнутый круг, анклав счастливых людей среди внешней суеты. Другая планета. Где взрослые дурачились, словно дети, а дети совсем, нисколечко не боялись собак. И все жили в гармонии с природой.

Мороз, ветер, ливень за окном — никакие погодные аномалии не мешали вырваться на свободу из клеток многоквартирных домов. И попасть в страну, в которую вход разрешён только вдвоём — человек и собака.

Никто не смеет оюижать мою собаку
Яндекс картинки theconversation.com

По вечерам Таня возвращалась с прогулки, проходила через парк и впереди вырастали громады домов с разноцветными квадратами окон.

За каждым из них — люди, люди, люди. Ссорились, мирились, готовили ужин, укладывали детей спать. Нескончаемые бытовые проблемы, работа-диван-телевизор. Одно и то же изо дня в день, ныне и присно и во веки веков.

А у неё, Тани — вкусно скрипит снег под ногами, огромное близкое небо раскинулось над головой и пляшут под фонарями снежинки.

Идти через парк не страшно, потому что рядом размашисто шагает собака, спутник человека с первобытных времён. Который не бросит, не предаст, в огонь и воду пойдёт за своим хозяином.

И любит не за особые заслуги, а просто за то, что он, человек, признал собаку другом.

В окнах-муравейниках плотно задёргивали шторы, чтобы не видеть ночную тьму. На генном уровне сохранилась память. Для жизни — день, для страха — ночь.

Таня усмехнулась, вспомнив, что и сама совсем недавно старалась занавесить окно и лишний раз во тьму не выглядывать.

И жила в своём замкнутом мирке «работа-дом» среди представителей одного социального слоя. Институт, фирма, карьера, престиж — общие разговоры, одинаковые интересы. Кто кого обошёл, кто кого подсидел.

А мир — огромный. В нём строят заводы, самолёты и корабли. В нём живут почтальоны, продавцы и водители, журналисты, геологи, кондитеры и врачи. Новые друзья.

Поначалу Таня беспокоилась, что будет чувствовать себя изгоем в незнакомой компании.

В которой главными оказались — собаки.

Таня обнаружила, что разговаривать можно о чём угодно с человеком любого возраста, если рядом крутятся четыре лапы, ушастая морда и кожаный нос.

А ещё у собак празднуют день рождения! Такса Клеопатра (в быту — Клава) сегодня пришла с красным бантиком на шее. Демонстрировала умение держать печенье на носу, заглатывать по команде.

И получала подарки: мячики, пищалки, вкусные желейные косточки.

Счастливая хозяйка разливала ароматный чай из термоса (с капелькой коньяка), угощала конфетами. Хвостатых побаловала сыром, домашней колбасой.

Таня смутилась — не знала о дне рождения. Ничего, подарок за ней, завтра же выберет самый лучший. Праздника много не бывает.

Возвращалась домой с румяными от мороза щеками, стряхивала ледышки на пол и они превращались в смешные лужицы:

— Спасибо, Дик, что ты меня прогулял!

Дик с порога врывался на кухню, обожал маму, вылизывал миску и растягивался вдоль Таниного дивана. Само-собой разумелось, что здесь его законное место.

На ковре, который тоже не мешало бы почистить. Таня вспомнила квадратную тётку с выбивалкой:

— Никто не смеет обижать мою собаку!

Закончился последний день отпуска за свой счёт.

Продолжение ЗДЕСЬ

Источник — мой канал на Яндекс Дзен

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 20.08.2021 — 21:59

Один комментарий

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.