Землетрясение. Кишинёв, 31-е августа 1986 г. Как мы получили квартиру

Spread the love

В том году старшая дочь шла в первый класс. Готовилась, считала дни, остался всего один до знаменательного события. Мы с мужем уложили детей спать и поглядывали в телевизор на сон грядущий. Вечер 30-го августа ничем не отличался от предыдущих. 

Жили в центре города, старый дом давным-давно шёл под снос — одноэтажные постройки возвели больше века назад.

Землетрясение. Кишинёв, 31-е августа 1986 г. Как мы получили квартиру
Приблизительно вот так выглядели наши дома. Исторический центр Кишинёва, Яндекс картинки, ru.sputnik.md

Последнее землетрясение пережили в 1977-м году. Тогда снесли часть зданий на соседней улице, а наш квартал посчитали пригодным для дальнейшего существования. 

Что интересно и странно — именно в этот вечер августа мы с соседями по двору вдруг вспомнили март 77-го. Говорили о смешных моментах, страшное довольно быстро забывается. Как накаркали. 

Трухануло где-то в полпервого ночи. Сначала послышался гул. Не успели сообразить, что это, когда последовал толчок.

Муж рванул в соседнюю комнату, схватил младшую дочь, я за ним еле волокла старшую в одеяле. Выскочили во двор, где уже толпились соседи. Благо, дом на земле стоял.

Дворик у нас был небольшой, особо деваться получалось некуда. Сгрудились все вместе, а земля под ногами ходила ходуном. Ужасное ощущение, когда понимаешь, что твердь земная — вовсе не твердь, бежать бесполезно.

А поверх голов свистели кирпичи — рушились печные трубы. Обломки скатывались по наклонным крышам и просто чудом ни в кого не попали. Шарахала по стене дверь нашей квартиры — хлопала и распахивалась во всю ширь, в кухне-пристройке с полок сыпалась посуда. Под грохот вокруг плакали дети.

Что творилось у соседей — не помню. Просто не видела. 

Кошмар продолжался вечность. Минут пять, кажется. Или три. Мы все так и стояли, сгрудившись посреди двора. Зайти в квартиры было жутко. Что там ждало? Судя по грохоту — полный разгром. А на улице — ночь. 

Постепенно решились одни, вторые. И мы с мужем тихонечко заглянули. Сначала на кухню, где на полу валялись кастрюли, сковородки и крышки от них. Тарелки хранили отдельно.

Вроде, ничего страшного. В первой комнате по стенам змеились трещины, а во второй, кроме них, провис потолок. Приблизительно на полметра и как раз в углу, где стояли детские диванчики. Прямо над ними треснула балка. 

Выскочили на улицу, куда подтягивались соседи. Обсуждали, у кого какие повреждения, ходили из квартиры в квартиру.

Опыт у всех был — землетрясение в марте 77-го. Тогда умельцы, у которых стены не рухнули, быстренько подтолкнули, что надо. Эти дома шли под снос уже лет 20-25. Каждый год нас переписывали.

Однажды вообще был анекдот — пришла очередная комиссия, воззрилась на жильцов и обозвала всех самозванцами. Привлекли милицию из опорного пункта на соседней улице, стали разбираться. Оказывается, по документам все мы давно получили новые квартиры. Даже адреса нам назвали.

Поэтому совесть никого не мучила.

Стукнули, толкнули, обрушили там, где ещё держалось. Соседи оглядели наш потолок и вынесли вердикт — надо помочь. Попрыгать сверху.

Иначе скажут, что повреждения незначительные, подлежат восстановлению. Я тоже так считала. 

Муж предыдущее землетрясение пережил в доме на этаже, где никого сносить не собирались и ничего не рушилось. Тонкостей не знал и упёрся. Доказывал, что потолок вполне устрашающе выглядит, незачем ломать дальше.

Землетрясение. Кишинёв, 31-е августа 1986 г. Как мы получили квартиру
Яндекс картинки logiosto.ru

Пока пререкались, во двор приехала первая комиссия. Действовали тогда быстро, сразу оценивали ущерб.

После них прыгать было поздно. Спать детям получалось негде, все вместе устроились на диване в первой комнате. Мы с мужем подрёмывали сидя. Вроде, был и второй толчок, но я сейчас не помню.

Обычно всегда так — за основным следуют отголоски.

Днём 31-го августа зачастили новые комиссии. Конечно, наш потолок признали пригодным для восстановления. Муж осознал ошибку, залез на чердак, попрыгал, пнул балку. На заключение последующих комиссий это не повлияло. Все знали, на что народ способен. 

Из 9-и квартир нашего двора шесть сразу признали аварийными. Жильцы без проблем получили новые ордера. 

Три — наша посередине, подлежали ремонту. Каким образом и когда — добиться не могли. В ЖЭКе отмалчивались и разводили руками. Живите пока под угрозой обрушения потолка.

Тем временем наступила осень. Необычайно холодная для наших мест. Обычно до конца сентября держалась жара под 30 градусов. Именно с этого года и на много лет вперёд мы забыли, что такое тёплая осень.

Сквозь щели провисшего потолка дуло. Пришла и другая неприятность — не топилась печка. Что-то внутри у неё повредилось.

А печь у нас была отличная, растапливали быстро двумя-тремя поленьями. На сутки хватало ведра угля. 

В ту осень растопить её не получалось. Печник из ЖЭКа разобрал сооружение по кирпичику, развёл грязь по всей квартире, входная дверь стояла нараспашку. И ничего не исправил. Сказал, что клали печь ещё при румынах, он с такими не встречался.

Мы мёрзли и вызывали бесчисленные комиссии. Ключи оставляли соседям, поскольку все работали. Владелицей квартиры числилась моя мама, которая временно жила отдельно.

Была она доцентом кафедры философии медицинского института. Соответственно, разговаривать с людьми умела. На приём к высокому начальству мы ходили вместе, поэтому вся эпопея прошла на моих глазах. 

Мама никогда не повышала голос и не качала права. Тихо и спокойно добивала оппонентов логикой. Квартиру не требовала, настаивала на точных сроках ремонта повреждений. Спрашивала, кто ответит, когда потолок всё-таки рухнет. Конкретно — имя, фамилия.

И писала новое заявление, чтобы оценили ущерб. Муж рвал на себе волосы.

Ситуацию усугубляло то, что сзади к нашему дому примыкали квартиры соседнего двора, которые тоже не слишком пострадали.

Счастливые жильцы, которые вовремя толкнули, стукнули и расширили трещины в стенах, давным-давно отпраздновали новоселье. Наших соседей в инстанциях просто «отфутболивали». Все надеялись на мою маму.

И она своего добилась. Наконец, вынесли последний вердикт — если дом не кирпичный, а саманный, восстанавливать не будут. Очередная комиссия ковыряла стену снаружи. Жильцы следили за процессом с замиранием сердца. Под штукатуркой оказались камни, не кирпичи. Всё!

Мы пришли на заседание, где уже конкретно решали, какую именно квартиру нам выдать. Сидели с мамой в коридоре и обсуждали, что согласимся только на 4 комнаты.

В советское время кандидатам наук положена была дополнительная в качестве кабинета. 

Мама зашла к начальству одна, меня не пустили. И моментально дала добро на трёхкомнатную. Потом объяснила — лучше синица в руке, чем журавль в небе. 

Стоял январь. В феврале мы переехали на край географии. Новые дома только-только успевали сдавать. Напротив нашего красовался пустырь. Ещё с полгода население месило грязь. Выходили из дома в резиновых сапогах, на остановке переобувались. Район застраивали с космической скоростью. Правда, не слишком качественно, много лет в квартирах лопались трубы, пока все не заменили.

Мы и сейчас живём в том же доме. На краю географии. Дальше — удивительное поле, где носится наша новая собака и гуляли все прежние. Нас всё устраивает.

Наше поле

А старый дом приходит во сне. Почему? Не знаю. Ничего хорошего там не было — теснота, сырость, запах, печное отопление, угольная пыль. Молились, чтобы снесли, 15 лет мечтали о нормальной квартире.

Тайком заглядывали в чужие окна, завидовали. 

А во сне я опять живу в старом доме и счастлива. Помню, что есть какая-то квартира, бетонная коробка, куда больше никогда не вернусь. 

Сказать, что там была молодость и безоблачная жизнь — нет, сейчас мне нравится гораздо больше. Но дом приходит. С трещинами на стенах, деревянными полами и кухней-пристройкой.

Наяву его нет, снесли весь квартал. Центр города, земля дорогая, построили высоченное здание.

А где-то внутри живёт саманный дом с печкой в изразцах и палисадником под окном, размером с лоскуточек. Солнечная виноградная лоза взбирается на крышу и цветёт розовый куст. Дом зовёт и радуется, когда я прихожу.

Я жду этих снов, как будто случайно забыла душу в старом доме, которого больше нет.

*********************************************

P.S. Обычно баллы землетрясения у нас называют сразу. Тогда сказали по радио, что где-то 8,5. Потом цифры занижают. Сейчас оценивают в 7-8.

После этого ещё были сильные землетрясения, но слабее вот этого в августе 1986 года.

Дочь пошла в первый класс, насколько я помню, 2-го сентября. Их школа почти не пострадала — лицей имени Пушкина.

Землетрясение. Кишинёв, 31-е августа 1986 г. Как мы получили квартиру
Наши дома, вид с поля и наша овчарка Кейси







мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 11.06.2020 — 21:46

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Земная кора на территории Молдавии осложнена серией тектонических разломов, которые дробят её на различные по размерам геологические структуры. Многие из-за влияния эндогенных процессов испытывают поднятия и опускания. Так, например, Кодринская структура испытывает наиболее интенсивные поднятия, а Нижнеднестровская — опускания. Эти движения земной коры иногда провоцируют отдельные слабые землетрясения. Но в Молдавии имели место и сильные землетрясения, как это было в 1940, 1977 ( Бухарестское ) и 1986 годах, которые связаны с более активными и мощными движениями земной коры, происходящими в соседних молодых Карпатских горах, имеющими нередко большую разрушительную силу. Например, после землетрясения 31 августа 1986 года были повреждены 55 тысяч жилых домов (из них 4500 находились в аварийном состоянии), сотни школ, дошкольных учреждений и промышленных предприятий. Свыше 12,5 тысяч человек лишились крова. Общий материальный ущерб, причинённый республике, превысил 500 миллионов рублей .

    1. Спасибо за комментарий! Довольно сильное было ещё в 90-м, два толчка подряд. А в 86-м как раз у нас было сильнее, чем в Румынии. 77-й — это у них вообще ужас был.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.