Дача не бывает навсегда, это праздник (31)

Spread the love

Книга первая ЗДЕСЬкнига в магазине ЗДЕСЬ

Утро наступило и принесло хлопоты. Дверцы шкафов распахнули, диван одеждой завалили. Вещи складывали в сумки, отбрасывали ненужные назад на полки.

Кот угрюмо созерцал вакханалию, прячась на подоконнике за шторой.

Выходило, что ураган, который разорил родовое гнездо, не был случайностью. Отныне в любой момент привычная жизнь могла обернуться своей противоположностью, и ничто не зависело от воли кота. Собственные иллюзии не в счёт, и они оказались не вечны.

Помни, что в Искаженном Мире все правила ложны, в том числе и правило, перечисляющее исключения, в том числе и наше определение, подтверждающее правило.
Вполне возможно, что в Искаженном Мире с тобой совершенно ничего не случится. Рассчитывать на это неразумно, но столь же неразумно не быть готовым к этому.

( Роберт Шекли, «Обмен разумов»)

Нерон даже не стал сопротивляться, когда увидел переноску. «На всё воля Божья» — сказал бы человек, но кошачий разум просто шепнул сидеть и не рыпаться. Кот сжался в углу сетчатой клетки, закрыл глаза и приготовился к неизбежному.

Несуразная «юбки-бантики» вихрем носилась по комнате, глупо радуясь переменам. Появилась ниоткуда, никуда и сгинет вместе с миром, который кот почти полюбил.

И правда, захлопнули дверь, оставляя за собой обломки мироздания.

Загрузили в машину сумки, пристроили на сиденье переноску с Нероном. Полковник сновал вверх-вниз, каждый раз появляясь в дверях подъезда с очередной непосильной ношей. Елена Ивановна из командного пункта руководила перемещениями. Багажник стойко переносил экзекуцию.

Мотор взревел сотней лошадиных сил, две пары шин упёрлись в асфальт и таки сдвинули с места многопудовый груз. Поехали.

Таня пристроилась на заднем сиденье вместе с Нероном. Интересно, понравится коту на даче? По идее, должно. Когда в лес возили, вроде гулял с удовольствием, фокусов не выкидывал. Если не считать, что взлетел на дерево, зацепился поводком и рухнул прямо в её, Танины, объятия. Расцарапанное лицо — мелочь по сравнению с тем, что кот остался жив-здоров.

Да и виноват был вовсе не кот, а вечный обжора Дик. Не хватило ему мяса, видите ли, позарился на плошку Нерона. Таня хихикала про себя, вспоминая первую совместную вылазку на природу. Андрея на дереве, спасательные работы, свою разодранную когтями физиономию, над которой сотрудники ёрничали — до свадьбы заживёт.

А теперь и свадьба позади, а впереди — первый супружеские отпуск. С котом Нероном. И вдруг спохватилась:

— Андрей, стой, подожди!

— Куда стой? Мама забыла баул с пирожками?

— Да нет. Почему мы Дика не взяли?

— Дика? Не знаю. Ты могла бы и раньше вспомнить.

— Почему всё я?

— А кто? Учитывать мелочи — женское дело, мужчина должен думать о глобальном.

— Короче, думальщик, поворачивай назад! Хозяева разрешат собаку?

— Сейчас узнаем.

Андрей притормозил, свернул на обочину. Нерон прислушивался к суете. Звонили хозяевам дачи, затем огорошили маму. Елена Ивановна ударилась в панику — на собачку провизии не напасла. Нет, нет и нет, нельзя животное лишать пропитания. На дачу съездят к полковнику.

Победил здравый смысл. Вернее, речи, что без собаки в доме страшно. Пусть охраняет, а из еды купят сухой корм, вот прямо сию секунду заедут за самым здоровенным пакетом. Конечно, продемонстрируют.

И весело покатили в обратный путь. Действительно, почему Дика сразу не взяли?

Елена Ивановна удостоверилась, что гигантская упаковка «собачьей радости» присутствует в наличии. Таня с переноской уместилась на переднем сиденье, лабрадор во всю длину развалился на заднем. Мотор всхлипнул, почуяв лишние 40 килограммов. Или 50, кто их взвешивал. Покатили.

В посёлок въезжали к вечеру. Впереди вдоль шоссе тонконогие сосны сомкнули ряды, упираясь нечёсаными макушками в лиловые подбрюшья облаков с бело-сахарными головами. Холодное небо пронзительно голубело звонкой высью над бурой землёй.

Андрей свернул на просёлочную дорогу. Стволы деревьев увенчивала путаница голых веток, похожая...Таня вспомнила, на что — ажурные салфетки, которые бабушки вязали крючками. Дальше потянулись заборы с жухлой травой у подножья и лавочками возле калиток. Проехали (о, чудо!) магазин, который априори не должен был существовать в медвежьем углу.

Наконец, подкатили к воротам. Зелёным и металлическим. К дому вела дорожка из плиток, по бокам топорщились кусты неведомого происхождения.

Лабрадор, ожидаемо, вылетел из машины, понёсся кругами по территории. Залаял соседский бобик, шмыгнула кошка на забор, всполошилась ворона — привычная картина для искушённого «дачника». Дик втянул носом новые запахи, затрусил в сторону крыльца.

Дом оказался не слишком большим. Холл с камином, две комнаты за ним — спальня и типа гостиной, наверное. Кухня и ванная с туалетом.

Дик побежал знакомиться с жилищем, Нерон упорно сидел в переноске, на которую лабрадор покосился и благоразумно шмыгнул десятой стороной.

Включили холодильник, раскочегарили котёл. Хлопали дверью, сновали от машины до кухни, перетаскивая мамины припасы. Троглодит активно участвовал в процессе по мере сил, не филонил ни разу, а получил всего-навсего миску с кормом. Остался недоволен количеством.

Нерону Андрей поставил в туалете лоток, выволок бедолагу из убежища, показал ценный аксессуар. Не успел отпустить руки, как чёрный мех заструился прочь, растворяясь в пространстве и времени.

На самом деле кот забился под кровать.

Дача не бывает навсегда, это праздник
Яндекс картинки keywordbasket.com

Этот мир оказался абсолютно чужд разумному существу и ни на что не похож.

Среди вероятностных миров, порождаемых Искаженным Миром, один в точности похож на наш мир; другой похож на наш мир во всем, кроме одной-единственной частности; третий похож на наш мир во всем, кроме двух частностей, и так далее. Подобным же образом один мир совершенно не похож на наш во всем, кроме одной-единственной частности, и так далее.

(Роберт Шекли, «Обмен разумов»)

Кроме одной-единственной частности. Вот оно что — исполин! Кот уже видел его и чуял присутствие. Человека с ЭТОЙ в расчёт не брал, им вольготно менять ипостаси, немало не смущаясь содеянного. Имя им — вероломство, сиречь — предательство.

Совсем другое дело — исполин. Кот не улавливал волн страха и даже вовсе наоборот. Странным образом от исполина катился шквал эйфории, захлёстывая кота щенячьим восторгом. Собака, конечно, глупая, но до сих пор цела.

Потом они все ушли. Кот слышал далёкие голоса и лай, не понимая, на каком это свете. Даже выглянул из-под кровати, чтобы убедиться — внутри никого нет. А голоса звучали.

Ах, ну да, этот мир не похож на наш, кроме одной-единственной частности.

Вернулись. Топали, хохотали, гремели посудой, хлопали холодильником. Исполин чавкал неприлично, лакал воду, словно целое озеро получил в собственность. Явились ЭТИ, заняли кровать, гундосили над головой. Исполина выгнали, он сопел где-то за дверью.

И пришла ночь. Тьма неслышно кралась на мягких лапах, задула свет, сгустила тени по углам. Луна полюбовалась на своё отражение в стекле, покосилась на плотные шторы, да и поплыла восвояси.

Таня ворочалась в постели, слушала непривычную тишину. Скользнул ветерок вдоль дома, зашептались деревья, роняя суконные листья. Стукнула ветка по крыше. Наверное, ветка? Далеко-далеко взвыла собака и сразу забрехали псы пор всей округе. Дик встрепенулся в холле, зацокал когтями, сунул нос в комнату.

Таня чуть слышно позвала: « Ложись здесь». — Дик заглянул было, покрутился и затрусил назад. Странно. Всегда растягивался вдоль дивана. Всё равно хорошо, что взяли собаку, спокойнее. Кто шлёпнул по стеклу? Фууу, дождь. Кап-кап-кап. Или нет?

А сейчас внутри что-то шуршит. Кто здесь? Никто, Дик бы залаял. Но шуршит.

Вот муж толстокожий — дрыхнет без задних ног. Таня натянула одеяло на голову, свернулась калачиком — всё, в домике. Собака рядом, ничего не случится. Где Нерон, интересно?

Кот дождался, когда ЭТА перестанет вертеться. Припал на лапы, опасливо двинулся из-под кровати. В нос ударил одуряющий запах пищи. Нутро бессовестно завопило на всю округу, требуя вожделенного. Нерон не выдержал соблазна, пошёл на запах. Уткнулся в собственную плошку с кормом. Она здесь откуда? Впрочем, сейчас не об этом.

Хрустнул сухариком, сам себя испугался. Нечего жадничать. Аккуратно доел до последней крошки. Запил водичкой. Подумал, прислушался к ощущениям. Кажется, пора. Дорогу помнил, чёрным силуэтом промелькнул вдоль стены, устроил в лотке бренное тело.

Назад пробирался, уверенно перебирая лапами. Значит, и в этом мире для кота уготована пища и существуют удобства. И живёт исполин, вон там сопит, в ус не дует. Хотя, нет, зашебуршился. Нерон притормозил:

— Привет. Я по делу. Не знаешь, куда мы попали?

— Знаю. Это называется «дача».

— Что такое «дача»?

— Ну...свобода и когда целый день на улице. А хочешь — спи в доме. В общем, никто не следит. Пирожки ещё. Не знаю, здесь хорошо.

— И мы останемся навсегда?

— Дача не бывает навсегда, это праздник.

Праздник? Нерон присел и задумался. В чём заключается прелесть дачи, так и не понял. На какой улице целый день? И зачем? Всё-таки собака глупая. А потом куда они попадут? После праздника?

Намного лучше было в мире прежнем, который сгинул вместе со смешной Алисой. Коту вдруг жалко стало «бантики-юбки», зря она радовалась переменам. Стабильность — вот кредо во все времена, не дай Бог попасть в жернова трансформации.

Кот вздрогнул, ужаснулся мысли своей. Жернова крутились, а перемелется — мука будет. Нерон мукой становиться не желал и бесшумно скользнул в укрытие под кроватью. Хотелось прыгнуть на подушку Человека, прижаться, завести песню во славу...чего? Нет, не сейчас.

Кот скукожился в гнездовище, надеясь, что здесь его никто не заметит. А дальше посмотрим, что это за мир и где здесь праздник.

Продолжение ЗДЕСЬ

Источник — мой канал на Яндекс Дзен.

мы в ответе за тех кого приручили
моё зверье и остальное семейство на   murovia.ru

Обновлено: 17.12.2021 — 20:19

Один комментарий

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.